5 марта 2013 года

«Голубой Дунай»: Фирдаус Нафиковой посвящается

Нина ЖИЛЕНКО, специально для газеты "Вечерняя Уфа".

20 марта Фирдаус Нафикова могла бы отпраздновать свое 75-летие, но в январе нынешнего года исполнилось ровно пять лет, как она ушла из жизни. Судьба и талант сделали ее башкирской прима-балериной. Танец Фирдаус и ее яркая личность незабываемы, она долго будет жить в памяти театралов и всех, кто знал ее, а в истории культуры Башкортостана ее страница одна из самых выразительных.

Выпускница Ленинградского хореографического училища, Нафикова пришла в Башкирский государственный театр оперы и балета в 1956 году, и вскоре заняла место рядом с такими яркими танцовщиками, как Зайтуна Насретдинова, Халяф Сафиуллин, Гузель Сулейманова, Майя Тагирова…

Впервые я увидела балерину в балете Б.Асафьева «Бахчисарайский фонтан». Зарема-Нафикова — это явление, событие. Молодость, красота, безудержный темперамент, техника танца — именно ленинградская школа, богатая актерская палитра. Все так гармонично, экспрессивно, художественно целостно и сильно…

Вскоре мы стали соседями. Вместе встречали новый 1967 год, и я познакомилась у нее с Майей Тагировой, Ильдусом Хабировым. Тогда я впервые услышала историю Рудольфа Нуреева. Говорили вполголоса, ведь он был «врагом народа».

Что это значит, Фирдаус знала не понаслышке. С раннего детства ей пришлось хлебнуть настоящего лиха. Отец, работник НКВД, был репрессирован, умер в ссылке от туберкулеза. Горе и лишения сгубили и мать. Осталось пятеро детей, всех разбросало — кого куда. Самые младшие, Зифа и Фирдаус, оказались в детском доме с клеймом «дети врага народа». Отца реабилитировали в 1956 году, когда Фирдаус уже окончила хореографическое училище.

В театре Фирдаус Нафикова начинала с небольших сольных выходов. Ее пестовали Зайтуна Насретдинова и Халяф Сафиуллин. Зарема стала первой ведущей партией молодой балерины. А вскоре она уже танцевала в «Лебедином озере». Ее индивидуальность разрушала привычные стереотипы, героини Фирдаус в классических балетах не были похожи на традиционные. Одетту она делала не беспомощной и аморфной, а смелой и решительной. В партии Одиллии устраивала себе настоящий праздник, давала волю своей страстной натуре, сама задавала бешеный ритм прыжков и вращений и была столь обольстительна, что никого, кажется, не удивляло, что Зигфрид забывает клятву, данную Одетте.

Но если говорить о своеобразной визитной карточке балерины, то это, безусловно, ее Кармен в балете «Кармен-сюита» Бизе-Щедрина. Уфимцы увидели его в 1974 году. Постановка стала своеобразным семейным подрядом великой фамилии: балетмейстер — Александр Плисецкий, который перенес на уфимскую сцену причудливую, необычную хореографию Альберто Алонсо, художник — Борис Мессерер. Роль Хозе в шести уфимских спектаклях исполнил Азарий Плисецкий. Он первым станцевал эту партию в Национальном балете Кубы с самой Алисией Алонсо. Но башкирская Кармен его пленила, он с благодарностью говорил в газетных интервью о Нафиковой как великолепной партнерше и замечательной артистке. В роли Кармен во всем блеске проявилось незаурядное дарование Фирдаус. Она потрясала публику взрывным темпераментом, драматической глубиной образа, изумительно передавала своеобразие хореографической пластики.

Испанская тема так увлекла труппу, что в следующем году на одном дыхании был поставлен балет «Испанские миниатюры», где тоже блистала Фирдаус Нафикова. Именно тогда к ее титулу — народная артистка РСФСР — прибавилось почетное: лауреат государственной премии имени Салавата Юлаева.

Фирдаус с упоением танцевала Китри в «Дон Кихоте». В этой партии триумфально выступила в спектакле Большого театра на сцене Кремлевского Дворца съездов, ее партнером стал известный танцовщик Леонид Козлов. Помню ее возбуждение по возвращении из Москвы, восторженные рассказы о выступлении на знаменитых подмостках, о страшном волнении и счастливом успехе, о встрече с Майей Плисецкой. Майя Михайловна провела с ней репетицию «Кармен-сюиты» и, одобрив то, что делала башкирская Карменсита, подсказала новые нюансы в хореографии и штрихи в образе необыкновенной испанской цыганки…

Балерине всегда было интересно показать человеческую натуру во всем многообразии и богатстве. Такие возможности давали ей роли в национальных балетах. Галима («Черноликие»), Зайтунгуль («Журавлиная песнь»), Танкабике («В ночь лунного затмения») — в этих ролях от нежного, глубокого лиризма Нафикова поднималась до высот подлинного трагизма, в хореографии тонко и органично передавала своеобразие сплава классической и национальной хореографии…

Танцем Фирдаус Нафиковой восторгались любители балета Венгрии, Чехословакии, Гвинеи, Ганы, Индии, Японии… В 1959 году она стала лауреатом VI Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Вене.

Фирдаус Мухаметвалеевна очень любила балет «Голубой Дунай» — своеобразную композицию из блистательных мелодий Иоганна Штрауса. Она танцевала обе главные женские партии. В один вечер это была ослепительно прекрасная танцовщица Франциска, в другой — нежная, верная Анель. Балерина с упоением отдавалась танцевальной стихии, получала сама огромное наслаждение и делала счастливыми всех, кто видел ее. Неудивительно, что именно этот балет башкирская труппа решила посвятить юбилею балерины.

20 марта в «Голубом Дунае» (хореография и постановка Шамиля Терегулова) танцуют те, кто составляет славу современного башкирского балета: Елена Фомина (Анель), Гульсина Мавлюкасова (Франциска), Олег Шайбаков (Франц), замечательные солисты и артисты кордебалета.
За дирижерским пультом — Марат Ахмет-Зарипов.